Записи с меткой «6 рота»

Совершенно секретно

Прошло 10 лет со дня гибели 84 псковских десантников в неравном бою с боевиками в Аргунском ущелье. Официальное расследование трагедии давно закончено, его материалы засекречены. Никто не наказан. Но родственники погибших уверены: 6-ю роту 104-го полка ВДВ предало командование федеральной группировки

К началу 2000 года основные силы чеченских боевиков были блокированы в Аргунском ущелье на юге республики. 23 февраля глава объединенной группировки войск на Северном Кавказе генерал-лейтенант Геннадий Трошев сообщил, что с боевиками покончено – якобы остались только небольшие банды, только и мечтающие, сдаться в плен. 29 февраля командующий водрузил российский триколор над Шатоем и повторил: чеченских банд не существует. Центральные телеканалы показали, как министр обороны Игорь Сергеев докладывает и.о. президента Владимиру Путину об «успешном завершении третьего этапа контртеррористической операции на Кавказе».

В это самое время несуществующие банды общей численностью около трех тысяч человек обрушились на позиции 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка, занимавшей высоту 776.0 у селения Улус-Керт Шатойского района. Бой продолжался около суток. К утру 1 марта боевики уничтожили десантников и прошли к селению Ведено, где и рассредоточились: одни сдались в плен, другие ушли продолжать партизанскую войну.

Приказано молчать

2 марта прокуратура Ханкалы возбудила уголовное дело по факту массового убийства военнослужащих. Один из прибалтийских телеканалов показал кадры, снятые профессиональными операторами со стороны боевиков: бой и куча окровавленных трупов российских десантников. Информация о трагедии достигла Псковской области, где дислоцировался 104-й парашютно-десантный полк и откуда родом были 30 из 84 погибших. Их родственники потребовали сообщить правду.

4 марта 2000 года начальник пресс-центра ОГВ на Северном Кавказе Геннадий Алехин заявил, что информация о больших потерях, понесенных десантниками, не соответствует действительности. Более того, никаких боевых действий в указанный период вообще не велось. На следующий день к журналистам вышел командир 104-го полка Сергей Мелентьев. С момента боя прошло пять дней, и в большинстве семей уже знали о гибели своих близких через сослуживцев на Кавказе. Мелентьев прояснил немногое: «Батальон выполнял задачу блокирования. Разведка обнаружила караван. Комбат выдвинулся к месту боя, управлял подразделением. Солдаты с честью выполнили свой долг. Я горжусь своими людьми».

6 марта о гибели десантников рассказала одна из псковских газет. После этого командир 76-й гвардейской Черниговской воздушно-штурмовой дивизии генерал-майор Станислав Семенюта запретил пускать автора статьи Олега Константинова на территорию части. Первым официальным лицом, признавшим гибель 84 десантников, стал губернатор Псковской области Евгений Михайлов – 7 марта он сослался на телефонный разговор с командующим ВДВ генерал-полковником Георгием Шпаком. Сами военные молчали еще три дня.

Родственники погибших осаждали КПП дивизии, требуя выдать им тела. Однако самолет с «грузом 200» посадили не в Пскове, а на военном аэродроме в Острове и держали там гробы несколько дней. 9 марта одна из газет со ссылкой на источник в штабе ВДВ написала, что на столе у Георгия Шпака уже неделю лежит поименный список погибших. Командующему было во всех подробностях доложено об обстоятельствах гибели 6-й роты. И только 10 марта молчание наконец нарушил Трошев: его подчиненные якобы не знали ни о количестве погибших, ни о том, к какому подразделению они принадлежат!

Хоронили десантников 14 марта. На траурную церемонию в Пскове ждали Владимира Путина, но он не приехал. На носу были президентские выборы, а цинковые гробы – не лучший «пиар» для кандидата. Удивительнее, однако, что не приехали ни глава Генштаба Анатолий Квашнин, ни Геннадий Трошев, ни Владимир Шаманов. В это время они находились с важным визитом в Дагестане, где получали звания почетных граждан дагестанской столицы и серебряные кубачинские шашки из рук мэра Махачкалы Саида Амирова.

12 марта 2000 года появился президентский указ №484 о присвоении 22 погибшим десантникам звания Героя России, остальные погибшие удостоились ордена Мужества. Избранный президентом Владимир Путин все-таки приехал в 76-ю дивизию 2 августа, на день ВДВ. Он признал вину командования «за грубые просчеты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат». Но ни одно имя названо не было. Спустя три года дело о гибели 84 десантников было закрыто заместителем Генпрокурора Сергеем Фридинским. Материалы следствия до сих пор не обнародованы. Картину трагедии десять лет по крупицам собирают родственники и сослуживцы погибших.

Высота 776.0

104-й парашютно-десантный полк перебросили в Чечню за десять дней до трагического боя. Подразделение было сводным – его на месте доукомплектовывали бойцами из 76-й дивизии и бригад ВДВ. В 6-й роте оказались бойцы из 32 регионов России, а командиром был назначен майор спецназа Сергей Молодов. Он и с бойцами познакомиться не успел, как роту уже отправили на боевое задание.

28 февраля 6-я рота и 3-й взвод 4-й роты начали 14-километровый марш-бросок в сторону Улус-Керта – без предварительной разведки местности, без обучения молодых солдат ведению боевых действий в горах. На выдвижение были отведены сутки, что очень мало, учитывая постоянные спуски-подъемы и высоту местности – 2400 метров над уровнем моря. Вертолеты командование решило не использовать – якобы из-за отсутствия естественных площадок для приземления. Отказались даже забросить в точку выдвижения палатки и печки-буржуйки, без которых солдаты замерзли бы насмерть. Десантники вынуждены были тащить весь скарб на себе, и из-за этого не взяли тяжелого вооружения.

Целью марш-броска было занять высоту 776.0 и не допустить прорыва боевиков на этом направлении. Задание было заведомо невыполнимо. Военная разведка не могла не знать, что к прорыву через Аргунское ущелье готовятся около трех тысяч боевиков. Такая толпа не могла незаметно продвигаться на протяжении 30 километров: в конце февраля в горах почти нет «зеленки». Путь у них был один – через ущелье по одной из двух десятков троп, многие из которых выходили прямо к высоте 776.0.

– Нам приводили аргументы командования: мол, на каждой тропе по роте десантников не поставишь, – рассказал один из военнослужащих 76-й дивизии. – Но можно было наладить взаимодействие между подразделениями, создать резерв, пристрелять пути, по которым ждали боевиков. Вместо этого почему-то позиции десантников оказались хорошо пристреляны боевиками. Когда закипел бой, солдаты с соседних высот рвались на помощь, запрашивали приказ командования, но ответом было категорическое «нет». Ходили слухи, что чеченцы выкупили проход по ущелью за полмиллиона долларов. Многим чиновникам с российской стороны было выгодно, чтобы они вырвались из окружения, – они хотели и дальше зарабатывать на войне.

Первое столкновение разведчиков 6-й роты с боевиками произошло 29 февраля в 12.30. Сепаратисты были удивлены, встретив на пути десантников. Во время короткой перестрелки они кричали, что их надо пропустить, потому что командиры уже обо всем договорились. Существовала ли эта договоренность на самом деле, проверить уже невозможно. Но все милицейские блокпосты по дороге на Ведено почему-то были сняты. По данным радиоперехватов, глава боевиков эмир Хаттаб получал по спутниковой связи команды, просьбы, подсказки. И его собеседники находились в Москве.

Ротный Сергей Молодов погиб от снайперской пули одним из первых. Когда командование взял на себя комбат Марк Евтюхин, десантники уже находились в непростом положении. Окопаться они не успели, и это резко понизило их обороноспособность. Начало боя застало один из трех взводов при подъеме на высоту, и большую часть гвардейцев боевики расстреляли, как мишени в тире.

Евтюхин находился на постоянной связи с командованием, просил подкрепления, поскольку знал: свои десантники стоят в 2-3 километрах от высоты 776.0. Но на донесения о том, что он отражает нападение нескольких сотен боевиков, ему спокойно отвечали: «Всех уничтожить!»

Офицеры-десантники рассказывают, что заместитель командира полка запретил вступать с Евтюхиным в переговоры, поскольку тот, дескать, паникует. На самом деле паниковал он сам: поговаривали, что после командировки в Чечню подполковник Евтюхин должен был занять его должность. Замкомполка сказал комбату, что свободных людей у него нет, и призвал соблюдать режим радиомолчания, чтобы не мешать работать фронтовой авиации и гаубицам. Однако огневую поддержку 6-й роте оказывала только полковая артиллерия, орудия которой работали на пределе дальности. Артиллерийский огонь нуждается в постоянной корректировке, а у Евтюхина не было специальной приставки к рации для этой цели. Он вызывал огонь по обычной связи, и многие снаряды падали в зоне обороны десантников: у 80 процентов погибших бойцов потом были обнаружены осколочные ранения от чужих мин и от «своих» снарядов.

Десантники не получили никакого подкрепления, хотя окрестности были нашпигованы войсками: федеральная группировка в радиусе ста километров от села Шатой насчитывала свыше ста тысяч военнослужащих. В распоряжении командующего подразделениями ВДВ на Кавказе генерал-майора Александра Ленцова имелась и дальнобойная артиллерия, и высокоточные установки «Ураган». Высота 776.0 была в зоне их досягаемости, но ни одного залпа по боевикам не последовало. Выжившие десантники рассказывают, что к месту боя прилетал вертолет «Черная акула», дал один залп и улетел. Командование впоследствии утверждало, что в таких погодных условиях вертолеты использовать было нельзя: темно и туманно. Но разве создатели «Черной акулы» не прожужжали всей стране уши, что этот вертолет всепогодный? Через сутки после гибели 6-й роты туман не помешал вертолетчикам невооруженным глазом рассмотреть и доложить, как боевики собирают на высоте тела убитых десантников.

В три часа ночи 1 марта, когда бой шел уже около 15 часов, к окруженным самовольно прорвались пятнадцать гвардейцев из 3-го взвода 4-й роты во главе с майором Александром Достоваловым. Чтобы воссоединиться с комбатом, Достовалову и его бойцам потребовалось сорок минут. Еще 120 де-

сантников под командованием начальника разведки 104-го полка Сергея Барана также самовольно снялись с позиций и форсировали реку Абазулгол, двигаясь на помощь Евтюхину. Они уже начали подъем к высоте, когда их остановил приказ командования: прекратить продвижение, вернуться на позиции! Командир группы морской пехоты Северного флота генерал-майор Александр Отраковский неоднократно просил разрешения прийти на помощь десантникам, но так его и не получил. 6 марта из-за этих переживаний у Отраковского остановилось сердце.

Связь с Марком Евтюхиным прекратилась 1 марта в 6 часов 10 минут. По официальной версии, последние слова комбата относились к артиллеристам: «Вызываю огонь на себя!» Но сослуживцы рассказывают, что в свой последний час он помянул командование: «Вы нас предали, суки!»

Федералы появились на высоте лишь спустя сутки после этого. Вплоть до утра 2 марта никто не обстреливал высоту 776.0, где хозяйничали боевики. Они добили раненых десантников, свалив их тела в кучу. На труп Марка Евтюхина надели наушники, установили перед ним рацию и водрузили на самый верх кургана: дескать, зови – не зови, никто к тебе не придет. Боевики унесли с собой тела почти всех своих убитых. Они не торопились, словно и не было вокруг стотысячной армии, словно кто-то гарантировал, что ни один снаряд не упадет на их голову.

После 10 марта военные, скрывавшие гибель 6-й роты, ударились в патриотический пафос. Сообщалось, что ценой своей жизни герои уничтожили около тысячи боевиков. Хотя никто и по сей день не знает, сколько сепаратистов было убито в том бою. Прорвавшись к Ведено, чеченцы сбросили балласт: несколько десятков раненых сдались в плен внутренним войскам (сдаваться десантникам они категорически отказывались). Большая их часть вскоре оказалась на свободе: местные милиционеры уступали настойчивым просьбам местных жителей вернуть в семьи кормильцев. Не менее полутора тысяч боевиков ушли в горы на восток сквозь места дислокации федералов. Как им это удалось, никто не выяснял. Ведь, по словам генерала Трошева, от бандформирований остались одни огрызки, а мертвые десантники пришлись авторам версии очень кстати: мол, эти герои и уничтожили всех бандитов. Договорились до того, что 6-я рота ценой своей жизни спасла российскую государственность, сорвав планы бандитов по созданию на территории Чечни и Дагестана исламского государства.

Находка для пиара

Президент Путин сравнил подвиг 6-й роты с подвигом героев-панфиловцев и высказался за создание памятника десантникам. Военные взяли под козырек, и 3 августа 2002 года состоялось торжественное открытие 20-метровой конструкции в форме раскрытого парашюта возле КПП 104-го полка в Черехе. Под куполом выгравировали 84 автографа погибших бойцов.

– Против такой версии памятника возражали почти все родственники ребят и псковские власти, – говорит Татьяна Коротеева, мама рядового Александра Коротеева. – Но военные сделали, как им было надо. Нам поначалу как-то дико было возлагать цветы парашюту, но потом привыкли.

Василия Достовалова, отца Героя России майора Александра Достовалова, на открытие памятника не пригласили. Он сперва по несколько раз в год мотался из Симферополя в Псков на могилу сына, а к августу 2002 года стало туго с деньгами. Средства на дорогу собрали крымские десантники, которые нашли старика – как же, у них на Украине живет отец самого Достовалова!

Но выступить на открытии «парашюта» Василию Васильевичу не дали. Достовалов завелся: мол, сын на окруженную сопку пробился, а я на трибуну не смогу? Но офицеры встали у него на пути: вдруг старик что-нибудь ляпнет не то? От родителей и вдов не выступал никто. Зато те, кого торжественно приглашали на трибуну, даже не потрудились поинтересоваться историей боя под Улус-Кертом. Никто из выступавших не назвал ни одного из погибших по имени. А вице-спикер Совета Федерации предложил почтить память «погибших в скоротечном бою». То же самое повторилось в марте 2010 года на десятилетии подвига 6-й роты. Приехал полпред президента в Северо-Западном округе Илья Клебанов, достал из кармана бумажку, прочитал. После него выступали сослуживцы. Нынешнего комполка трясло, он только и смог сказать: «Вечная память ребятам!»

У некоторых стариков не было возможности приехать на открытие памятника или на 10-летие подвига 6-й роты. Им собирали деньги небогатые сослуживцы их детей.

– Надежда Григорьевна Нищенко, мама рядового Алексея Нищенко, попросила администрацию поселка Бежаницы, где она проживает, помочь ей добраться в Псков на очередную годовщину памяти ребят, – рассказывает мать Миши Загораева, Александра Александровна. – Администрация ей отказала, но сама приехала на машине. Мать добиралась на перекладных.

Погибшие дети Загораевой и Коротеевой были из 4-й роты – из тех, кто без приказа прорвался на выручку окруженным товарищам вместе с майором Достоваловым. Все 15 бойцов погибли, Героя России дали только троим. Перед открытием памятника родственников погибших собрали в доме офицеров и сказали: «С родителями Героев у нас будет отдельный разговор, а остальные, пожалуйста, погуляйте». Разговор был о пособиях и выплатах. Нельзя сказать, что власти отвернулись от родственников героев-десантников. Многие семьи получили квартиры. Но до сих пор ни одна семья не получила компенсации за погибшего, которая в 2000 году составляла 100 тысяч рублей. Кое-кто из близких героев пытается отсудить эти деньги через Страсбургский суд по правам человека.

Семьи погибших создали организацию «Красные гвоздики», чтобы сохранить о ребятах память и попытаться выяснить правду об их гибели.

– Ко мне приходили ребята из полка, говорили, что им все рассказывать нельзя, – говорит Александра Загораева. – Они на карте показывали, где сидели с оружием в руках, готовые броситься на выручку роте. Но приказа не было. Человека, который заводил уголовное дело по факту гибели роты, уволили. Он сказал мне, что знает, как погибли ребята, и расскажет нам, когда выйдет на пенсию. Нам многие рассказывали, что тропу с нашими мальчиками продали. Кто продал, мы, наверное, уже не узнаем. Спустя три года мы хотели ознакомиться с материалами расследования – нам почитать их не дали.

За гибель героев ответил командир 104-го полка Сергей Мелентьев, который во время боя шесть раз просил командующего Восточной группировкой генерала Макарова разрешить роте отступить. Мелентьева перевели в Ульяновск с понижением. Перед отъездом из Пскова он заходил в каждый дом, где жили семьи погибших солдат, и просил прощения. Спустя два года Мелентьева не стало – у 46-летнего полковника не выдержало сердце.

Непросто сложились судьбы шестерых выживших десантников. В полку многие считали их предателями. Ходили слухи, что у двоих даже автоматы были в смазке, с полными магазинами: якобы они где-то отсиделись, пока шел бой. Большинство офицеров части были против того, чтобы их представляли к наградам. Но пятеро из них получили Ордена Мужества, а рядовой Александр Супонинский – звезду Героя России. Он приезжает почти на каждое мероприятие в дивизию.

– Мне помогли с квартирой в Татарстане, стал искать работу, – говорит Александр. – Но Героя России, которому положены льготы, путевки, санаторные, брать нигде не хотели. Спрятал звезду – сразу получил работу.

Родина на протяжении десяти лет не забывает своих героев, обнаружив в них редкий сегодня потенциал для пиара. В 2004 году в Лужниках прошла премьера мюзикла «Воины духа», призванного, по мысли создателей, увековечить память 6-й роты. Премьеру предварило появление на сцене всех шести выживших десантников. Сюжет якобы о них: 18-летнего парня, перед которым открыты все дороги в жизни, искушает Провайдер, дьявол из Интернета, при помощи виртуального монстра, Супергероя. Демоны пытаются соблазнить призывника прелестями потребительского существования, но в борьбе за его душу им противостоит Комбат, прообразом которого стал Марк Евтюхин. И юноша двигается в вечность, навстречу боевому братству и героической смерти. Несмотря на участие нескольких раскрученных киноактеров, мюзикл не имел особого успеха.

О подвиге 6-й роты были также сняты патриотические фильмы «Прорыв» и «Русская жертва», сериалы «Честь имею» и «Грозовые ворота». В финале одной из этих картин на помощь перемолотившим сотни боевиков десантникам прилетают вертолеты и всех спасают. В титрах цинично сообщается, будто фильм основан на реальных событиях.

Петербург-Псков

«Шаг в бессмертие» — книга о шестой роте

«Вызываю огонь на себя!» — «Шаг в бессмертие»

К Дню Победы увидел свет фотоальманах Олега Дементьева и Владимира Клевцова

День Победы – пожалуй, самый любимый праздник в нашей стране. Нет семьи, которая не понесла бы потери в Великой Отечественной войне. Мы чтим ветеранов, преклоняемся перед их мужеством и впитываем их героизм.

Особое место занимает массовый героизм 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного (десантно-штурмового) Краснознаменного полка, которая в сражении 29 февраля – 1 марта 2000 года преградила путь из Аргунского ущелья на Дагестан бандам наемников численностью свыше 3200 человек. 90 десантников выиграли этот бой, уничтожив более 1500 боевиков. Десантники были подло преданы, так как выход из Аргунского ущелья был боевиками выкуплен, с единственной дороги в соседнюю республику сняли все посты милиции, воздушный коридор закрыли, оказывать помощь десантникам запретили представители «пятой колонны», хотя рядом стояли подразделения десантной группировки, спецназ ГРУ, батальон морской пехоты Северного флота и другие подразделения федеральных войск.

В память о подвиге 6-й роты вышла книга Олега Дементьева и Владимира Клевцова «Шаг в бессмертие», внесенная в 2005 году в государственную программу «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы» по представлению начальника Главного управления воспитательной работы ВС РФ генерал-полковника Н.Резника (позже его забили битами на собственной даче). Книга выдержала 6 изданий, общий тираж – 45 тысяч экземпляров.

И вот новое издание – фотоальманах «Вызываю огонь на себя!» — «Шаг в бессмертие», в котором масса фотографий Олега Дементьева; профессионала-фотографа Ивана Петровича Саламатова – участника Великой Отечественной войны, кавалера воинских орденов; редактора газеты КурьерЪ Олега Константинова, а также любезно предоставленных родными и близкими героев-десантников любительских фотографий. Фотоальманах собрал стихи и песни профессиональных поэтов и композиторов и любителей, в нем размещены отрывки очерков из книги «Шаг в бессмертие». Многие стихи, песни, публикации печатаются впервые.

Свое слово об этой книге сказали губернатор Псковской области Андрей Турчак, Председатель Совета Федерации ФС РФ Сергей Миронов, командующий Воздушно-десантными войсками Герой России Владимир Шаманов. Нужно отдать дань признательности Председателю Совета Федерации ФС РФ Сергею Миронову, который содействовал выделению значительной суммы на издание, часть средств поступила от ООО «Псковагроинвест» — генеральный директор Александр Братчиков, и одну пятую суммы вложил Олег Дементьев. Средства пошли на благое дело, ведь Герои сегодняшнего дня – это продолжатели традиций ветеранов Великой Отечественной войны.

Рота
Слова: В. Клименков Музыка: В. Клименков Исп.: Александр Маршал

Замолчал пулемёт, снег тихонечко тает,
Кто затих, кто живёт, кто от ран умирает.
А вокруг бродит смерть, горы в страхе застыли,
До конца догореть в этой огненной пыли.

Рота уходит на небо,
Строем один за другим.
Бог здесь давно уже не был,
Он ведь на всех нас один.

Умирал командир, оставались мальчишки,
Передал он в эфир: «Всё, прощайте братишки».
Уходили они под свинцовые трели,
И весенние дни в их глазах леденели.

Рота уходит на небо,
Строем один за другим.
Бог здесь давно уже не был,
Он ведь на всех нас один.

Приветствие, обращение к авторам и читателям фотоальбома посвящённого подвигу 6-ой пдр:
Уважаемый Олег Владимирович, уважаемые создатели этого труда и читатели!

В это непростое время, когда литературу, кино и телевидение заполонили передачи и фильмы, книги пропагандирующие “героев” из криминальной среды, или западных “джеймс бондов”, ваши работы это добрые и светлые информационные ростки о наших людях, о наших героях. Это то, чего так не хватает нашей нынешней молодёжи, для осознания – кто мы есть, русский народ.

А ветеранам поддержка моральная – не зря служили Отечеству, есть преемники их славных дел! Ваши дела, ваши работы внушают уверенность – выстоим и снова возродим величие нашей Отчизны! Удачи Вам в вашем творчестве и в личной жизни! Здоровья и счастья! С искренним уважением,

Сергей Миронов Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ, гвардии старший сержант запаса Воздушно-десантных войск

Хочу от всей души выразить благодарность коллективу авторов «Шага в бессмертие» за создание замечательной книги — актуальной, востребованной и уникальной одновременно. Доступно для всех, без лишнего пафоса в этой книге написано о человеческом Подвиге с большой буквы, о том, что всегда было основой для нашей культуры и государства, о том, чего так не хватает в наши дни – о самопожертвовании во имя своей страны. Пусть эта книга транслирует те ценности, без которых русскую историю невозможно было бы представить – верность, честь, долг, бесстрашие, готовность совершить невозможное.

Подвиг псковских десантников навсегда вошёл в ряд самых героических примеров мужества и верности долгу в истории нашей страны. Наша святая обязанность помнить об отважных гвардейцах, и это издание — важный шаг в увековечении подвига.

Губернатор Псковской области Андрей Турчак

Владимир Шаманов

Я однополчанин славных гвардейцев, которым посвящены книга «Шаг в бессмертие» и фотоальманах «Вызываю огонь на себя!».. В свое время командовал первым батальоном 104-го полка. Сын Лидии Ивановны Евтюхиной Марк Евтюхин молоденьким розовощеким лейтенантом пришел ко мне после выпуска из Рязанского высшего воздушно-десантного училища. Старший лейтенант Алексей Воробьев, в то время школьник, вместе с моим сыном прибегал в первый батальон на занятия по рукопашному бою. И в сражении под Улус-Кертом они геройски погибли вместе с боевыми товарищами по оружию.

Сегодня это событие напоминает нам о том, что связь времен существует в поступках людей. Мы отдаем дань памяти воинам-десантникам, которые продолжили славу русского оружия, заложенную в древние времена. Среди них особое место занимает победа дружины князя Александра Невского над рыцарями Тевтонского Ордена на льду Чудского озера под Псковом в 1242 году. Воинские заветы князя А. Невского живы по сей день: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!». Подвиг героев-десантников 6-й роты 104-го гвардейского десантно-штурмового Краснознаменного полка 76-й гвардейской десантно-штурмовой Черниговской Краснознаменной дивизии, дислоцированной в Пскове, в сражении с наёмниками 29 февраля – 1 марта 2000 года в Аргунском ущелье на Северном Кавказе яркое тому подтверждение.

Вечная слава героям! Россия никогда не забудет своих патриотов!

Командующий Воздушно-десантными войсками генерал-лейтенант В.А. Шаманов.

Презентация книги в библиотеке «Родник»

17 мая 2011 года

В первый день марта 2000 года 90 псковских десантников сдержали натиск значительно превосходивших сил наемников, рвавшихся из Аргунского ущелья Чеченской республики в Россию. Бой был неравный, но, ни один из ребят не дрогнул, не бросил оружия, не сдался. 84 гвардейца – десантника погибли, защищая Родину. Тема подвига десантников 6-й роты актуальна и 11 лет спустя. Создаются фильмы, песни, книги. Многие уже знакомы с книгами О.Дементьева и В.Клевцова «Шаг в бессмертие». Одному из самых ярких примеров воинской доблести в новейшей истории России посвящены эти книги псковских авторов. Рота псковских десантников поднялась с земли на небо, память о ней живет, и будет жить в наших сердцах.

И вот встреча с новым изданием этих авторов – «Вызываю огонь на себя». Презентация новой книги состоялась 17 мая в библиотеке «Родник». Это книга о правде чеченской войны, о героизме солдат, рассказы чудом выживших бойцов, родственников; она включает в себя серию живых очерков о мирной и боевой жизни мужественных десантников, фотографии, стихи. В читальном зале библиотеки собралось более 90 человек: родственники погибших десантников, ветераны микрорайона №11, представители 104 полка 76 гвардейской десантно-штурмовой дивизии, студенты и учащиеся, члены клуба «Патриот», работники культуры. Присутствующие на мероприятии погрузились в атмосферу тех трагических событий, слушая о воинском и духовном подвиге героев, и задавали себе вопрос: «Откуда черпали силу духа эти мальчики?».

Вы не ушли от нас, вы вместе с нами,
И вашим боем в нас стучат сердца.
Вы в душах наших выситесь, как знамя,
Как символ мужества и стойкости бойца…

Присутствовавшие с особым трепетом смотрели на фотографии десантников, на запечатленные события военных будней, а комментировал слайды электронной презентации Олег Дементьев.

Затем со словами о павших десантниках обратились гости. Народный артист России Новохижин Ю.М. читал отрывки из книги, подполковник ВД Иванов В.П. прочел собственное стихотворение « В память о шестой роте». Огромным сюрпризом для собравшихся стало выступление гостя из Москвы – заслуженного артиста России Александра Цуркана, исполнителя роли комбата в кинофильме «Прорыв», посвященному подвигу 6-й роты.

С большим волнением все выступающие говорили, что, даже погибнув, наши ребята победили, оставшись навеки, в строю живых, и что память о подвиге псковских десантников нужна, прежде всего, нам, живым. Выражали слова благодарности родителям, которые воспитали таких сыновей и благословили их на защиту Отечества.

Годы неумолимо идут, но до сих пор болит сердце у матери, потерявшей сына, неутешно горе вдовы, потерявшей мужа, поэтому родственникам так непросто говорить о своих дорогих людях. Но они нашли в себе силы, низкий им поклон от всех.

К собравшимся обратились Загораева Александра Александровна, мать Загораева Михаила, гвардейца-десантника, награжденного орденом Мужества (посмертно) и брат Героя России Дмитрия Кожемякина гвардии старший лейтенант Кирилл Кожемякин, который служит сейчас в 6-й роте 104-го полка.

В заключительной части автор подарил книги родным и близким погибших десантников.

Глубокое впечатление оставляют в душах и сердцах такие мероприятия, понятия патриотизма, любви к Отечеству, становятся близким и понятным.

6-я рота. Бой под Улус-Кертом

Днем 29 февраля 2000 года федеральное командование поспешило интерпретировать взятие Шатоя как сигнал того, что «чеченское сопротивление» окончательно сломлено.

Президенту Путину было доложено «о выполнении задач третьего этапа» операции на Северном Кавказе, а и. о. командующего ОГВ Геннадий Трошев отметил, что в течение еще двух-трех недель будут проводиться операции по уничтожению «улизнувших бандитов», но полномасштабная войсковая операция завершена.

В расследовании нам поможет полковник запаса Владимир Воробьев, в прошлом десантник, прошедший Афганистан (в свое время он командовал 104-м «черехинским» полком). Отец погибшего под Улус-Кертом старшего лейтенанта Алексея Воробьева. За два года после трагедии он составил полную картину происшедшего, которая несколько расходится с официальной версией.

Банды чеченских полевых командиров оказались в стратегическом мешке. Произошло это после высадки тактического десанта, который будто острым ножом перерезал горную дорогу Итум-Кале-Шатили, построенную невольниками «свободной Ичкерии». Оперативная группировка «Центр» принялась методично сбивать противника, заставляя его отступать вниз по Аргунскому ущелью: от российско-грузинской границы на север.

Разведка сообщила: Хаттаб двинулся на северо-восток, в Веденский район, где у него была создана разветвленная сеть горных баз, складов и укрытий. Он намеревался захватить Ведено, селения Мехкеты, Элистанжи и Киров-Юрт и обеспечить себе плацдарм для прорыва в Дагестан. В соседней республике «моджахеды» планировали захватить в заложники большое число мирных жителей и тем самым вынудить федеральные власти пойти на переговоры.

Восстанавливая хронику тех дней, нужно четко понимать: разговоры о «надежно блокированных бандах» – это блеф, попытка выдать желаемое за действительное. Стратегически важное Аргунское ущелье имеет протяженность более 30 километров. Не обученные горной войне части были не в состоянии установить контроль над разветвленной и совершенной незнакомой им горной системой. Даже на старой карте можно насчитать в этом районе более двух десятков троп. А сколь тех, которые ни на каких картах не отмечены вовсе? Чтобы блокировать каждую такую тропу, нужно задействовать роту. Получается внушительная цифра. Теми силами, которые были под рукой, федеральное командование не то что уничтожить, но надежно блокировать идущие на прорыв банды могло только на бумаге.

На наиболее опасном, как потом оказалось, направлении, командование ОГВ выставило бойцов 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. Между тем, Хаттаб избрал простую, но эффективную тактику: проведя разведку боев, он намеревался нащупать наиболее слабые места, а затем, навалившись всей массой, вырваться из ущелья.

28 февраля «моджахеды» пошли напролом. Первыми удар приняли десантники 3-й роты во главе со старшим лейтенантом Васильевым. Они заняли господствующие высоты в пяти километрах восточнее Улус-Керта. Отряды Хаттаба безуспешно пытались пробиться через грамотно организованную систему огня и отступили, неся значительные потери.

Подразделения 2-го батальона держали под контролем господствующие высоты над Шароаргунском ущелье. Оставался проход между руслами рек Шароаргун и Абазулгол. Чтобы исключить возможность «просачивания» сюда боевиков командир 104-го полка приказал командиру 6-й роты майору Сергею Молодову занять еще одну господствующую высоту в 4-5 километрах от Улус-Керта. А поскольку ротный был буквально накануне переведен в часть и не успел хорошенько вникнуть в оперативную ситуацию, познакомиться с личным составом, то его подстраховал командир 2-го батальона Марк Евтюхин.

Десантники двинулись в путь еще затемно. Им предстояло за несколько часов совершить пятнадцатикилометровый марш-бросок в заданный квадрат, где разбить новый базовый лагерь. Шли с полной боевой выкладкой. На вооружении у них было только стрелковое оружие и гранатометы. Приставку для радиостанции, обеспечивающей скрытый радиообмен, оставили на базе. На себе тащили воду, продовольствие, палатки и печки-буржуйки, без которых зимой в горах просто не выжить. По расчетам Владимира Воробьева, подразделение растянулось на 5-6 километров, в час проходили не более километра. Заметим и то, что десантники шли на высоту сразу же после сложного броска по маршруту Домбай-Арзы, т. е. без полноценного отдыха.

Вертолетный десант был исключен, поскольку проведенная воздушная разведка не обнаружила в горном лесу ни одной подходящей площадки.

Десантники шли на пределе своих физических сил – это факт, который никто не сможет оспорить. Из анализа ситуации напрашивается такой вывод: командование запоздало с решением перебросить 6-ю роту на Исты-Корд, а том, спохватившись, поставило заведомо невыполнимые сроки.

Еще до восхода солнца 6-ая рота 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка, усиленная взводом и двумя группами разведки, была у цели – междуречья притоков Аргуна южнее Улус-Керта. Руководил действиями десантников командир батальона подполковник Марк Евтухин.

Как потом стало известно, 90 десантников, на перешейке в 200 метров, преградили путь двухтысячной группировке Хаттаба. Насколько можно судить, первыми обнаружили противника все-таки бандиты. Об этом свидетельствует радиоперехваты.

В этот момент «моджахеды» двигались двумя отрядами вдоль рек Шароаргун и Абазулгол. Высоту 776.0, на которой переводили дух после тяжелейшего марш-броска наши десантники, они решили обойти с двух сторон.

Впереди обеих банд двигались две группы разведки, по 30 человек, следом за ними шли два отряда боевого охранения по 50 боевиков в каждом. Один из головных дозоров и обнаружил старший лейтенант Алексей Воробьев со своими разведчиками, чем спас 6-ю роту от внезапного нападения.

Был полдень. Разведчики обнаружили боевиков у подножья высоты 776,0. Противников разделяли десятки метров. За считанные секунды при помощи гранат авангард бандитов был уничтожен. Но вслед за ним хлынули десятки «моджахедов».

Разведчики с ранеными на плечах отошли к главным силам, и роте с ходу пришлось принять встречный бой. Пока разведчики могли сдерживать натиск бандитов, командир батальона решил закрепиться на этой поросшей лесом высоте 776,0 и не дать бандитам возможности выйти и блокированного ущелья.

Перед началом штурма хаттабовские полевые командиры Идрис и Абу Валид вышли по рации на комбата и предложили Евтухину пропустить «моджахедов»:
– Нас тут раз в десять больше. Подумай, командир, стоит ли рисковать людьми? Ночь, туман – никто не заметит…
Что ответил комбат, не трудно представить. После этих «переговоров» бандиты обрушили на позиции десантников шквал огня из минометов и гранатометов. К полуночи бой достиг наивысшего накала. Гвардейцы не дрогнули, хотя противник превосходил их более чем в 20 раз. Бандиты продвинулись к позициям на бросок гранаты. На некоторых участках десантники сошлись в рукопашной. Одним из первых в 6-й роте погиб ее командир Сергей Молодов – пуля снайпера попала ему в шею.

Схема БОЯ

Схема БОЯ

Командование могло поддерживать роту только огнем артиллерии. Огонь полковых пушкарей корректировал командир самоходной батареи капитан Виктор Романов. По данным генерала Трошева, с полудня 29 февраля до раннего утра 1 марта полковые пушкари высыпали в район Исты-Корда 1200 снарядов.

Авиацию не применяли, боясь попасть по своим. Свои фланги бандиты прикрывали водными потоками, которые были справа и слева, что не давало возможности свободно маневрировать и оказывать действенную помощь. Противник расставил засады и занял оборону на берегу, не позволяя приблизиться к притокам Аргуна. Несколько попыток переправы закончились неудачно. 1-я рота десантников, брошенная на выручку погибающим товарищам, смогла прорваться к высоте 776,0 только утром 2 марта.

С трех до пяти утра 1 марта наступила «передышка» – атак не было, но минометы и снайперы не прекращали обстрел. Комбат Марк Евтюхин доложил командиру полка полковнику Сергею Мелентьеву обстановку. Тот приказал держаться, ждать помощи.

Через несколько часов боя стало очевидным, что 6-й роте попросту не хватит боеприпасов, чтобы сдержать непрерывные атаки боевиков. Комбат по рации запросил помощь у своего заместителя майора Александра Достовалова, находившегося в полутора километрах от погибающей роты. С ним было пятнадцать бойцов.

У нас любят по любому случаю говорить разные красивые фразы, особо не вдумываясь в их смысл. Полюбилось и выражение «шквальный огонь». Так вот. Несмотря на шквальный, без кавычек, огонь противника, Александру Достовалову и взводу десантников каким-то чудом удалось пробиться к своим товарищам, которые второй час сдерживали бешеный натиск бандитов Хаттаба. Для 6-й роты это был мощный эмоциональный заряд. Ребята поверили, что их не бросили, что о них помнят, что им придут на помощь.

…Взвода хватило на два часа боя. В 5 часов Хаттаб бросил в атаку два батальона смертников – «белых ангелов». Они полностью окружили высоту, отрезав часть последнего взвода, который так и не успел подняться на высоту: ее расстреляли практически в спину. В самой роте уже собирали боеприпасы у погибших и раненых.

Силы были неравными. Один за другим погибали солдаты, офицеры. Алексею Воробьеву осколками мин перебило ноги, одна пуля попала в живот, другая пробила грудь. Но из боя офицер не вышел. Именно он уничтожил Идриса – друга Хаттаба, «начальника разведки».
Ночью 1 марта на высоте 705,6 шел рукопашный бой, принявший очаговый характер. Снег на высоте был перемешан с кровью. Последнюю атаку десантники отбивали несколькими автоматами. Комбат Марк Евтухин понял, что жизнь роты пошла на минуты. Еще немного, и бандиты по трупам десантников вырвутся из ущелья. И тогда он обратился к капитану Виктору Романову. Тот, истекая кровью, с перетянутыми жгутами обрубками ног, лежал рядом – на ротном КП.
– Давай, вызываем огонь на себя!
Уже теряя сознание, Романов передал координаты батарее. В 6 часов 10 минут связь с подполковником Евтухиным оборвалась. Комбат отстреливался до последнего патрона и был сражен пулей снайпера в голову.

Утром 2 марта на Исты-Корд вышла 1-я рота. Когда десантники оттеснили боевиков с высоты 705,6, перед ними открылась жуткая картина: многолетние буки, «подстриженные» снарядами и минами, и повсюду – трупы, трупы «моджахедов». Четыреста человек. В ротном опорном пункте – тела 13 российских офицеров и 73 сержантов и рядовых.

По «кровавым следам» Удугов разместил на сайте «Кавказ-Центр» восемь фотографий убитых десантников. На снимках не видно, что многие тела были изрублены на куски. «Борцы за веру» расправлялись с любым десантников, в коем еще теплилась жизнь. Об этом рассказали те, кому чудом удалось выжить.

Старший сержант Александр Супонинский по приказу командира спрыгнул в глубокий овраг. Следом прыгнул и рядовой Андрей Поршнев. Около 50 боевиков вели по ним получасовую стрельбу из автоматов. Выждав, раненые десантники сначала ползком, а потом и в полный рост стали уходить. Ребята чудом остались живы.

– Нас, последних, оставалось пятеро, – вспоминал позднее Андрей Поршнев, – комбат Евтюхин, замкомбата Доставалов и старший лейтенант Кожемякин. Офицеры. Ну, и мы с Сашей. Евтюхин и Доставалов погибли, а у Кожемякина обе ноги были перебиты, и он нам руками подбрасывал патроны. Боевики подошли к нам вплотную, оставалось метра три, и Кожемякин нам приказал: уходите, прыгайте вниз…

Бойцы 6-й ротыЗа тот бой Александр Супонинский получил звезду Героя России.
На стол командующего ВДВ генерал-полковника Геннадия Шпака лег список погибших десантников. В мельчайших деталях были доложены и все обстоятельства этой жесточайшей схватки. Шпак сделал доклад министру оборону маршалу Игорю Сергееву, но в ответ получил указание: данные о событиях возле Улус-Керта до отдельного указания к разглашению запретить.

Так уж вышло, что маршал Сергеев именно 29 февраля отрапортовал Владимиру Путину об успешном выполнении задач «третьего этапа». Прошло всего несколько часов и – мощная группировка боевиков ударила по позициям федеральных войск. То, что произошло под Улус-Кертом, никак не соотносилось с победными реляциями о скором и окончательном разгроме боевиков. И товарищу маршалу, наверное, стало неловко за свой последний рапорт. Чтобы хоть как-то сгладить конфуз, военным приказали помалкивать. Только Геннадий Трошев 5 марта осмелился сказать часть правды: «Шестая парашютно-десантная рота, которая была на острие атаки бандитов, потеряла убитыми 31 человека, есть раненые».

В те же дни страна переживала другую трагедию, о которой сообщили все телеканалы страны, – в Чечне погибли 20 бойцов ОМОНа из Сергиева Посада. Военное командование побоялось объявить одновременно об ОМОНе и десантниках. Потери были слишком большими…

Памятник 6-й роте в Пскове

Памятник 6-й роте в Пскове

Улус-Керт стал одним из символов новейшей российской истории. Сколько лет из нас пытались вытравить русский воинский дух, – не получилось. Сколько лет армию изображали как сборище пьяниц, дегенератов и садистов, – и ребята-десантники, живые и мертвые, заставили критиков замолчать.

Это был подвиг настоящий, на который невозможно бросить тень. Хотя и такие попытки имели место. Как и после освобождения бойцами «Альфы» и «Вымпела» заложников на Дубровке – операции, в которой спецназ ФСБ мог погибнуть под руинами Театрального комплекса.

Из Улус-Керта идет дорога на Дубровку. И в том, и в другом случае на пути наемников и террористов встали российские солдаты и офицеры, носители наших вековых традиций.

Павел Евдокимов
Спецназ России, 2002г.