Записи с меткой «хаттаб»

Возможно ли было спасти шестую роту ВДВ ?

   Речь пойдет о шестой роте 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) воздушно-десантной дивизии, годовщина гибели которой была отмечена с большой помпой. Не подлежит сомнению, что десантники, принявшие неравный бой с превосходящими силами противника у входа в Аргунское ущелье, заслужили все отпущенные им официальной властью почести. И тем не менее, что бы ни говорили начальники в больших погонах, у каждого, кто сидел за поминальным столом, снова и снова возникала мысль: все ли было сделано, чтобы спасти ребят? Прочитать остальную часть записи »

Правда о 6 роте псковского десанта

Этот материал выбивается из ряда других материалов этого раздела нашего сайта. Здесь нет детального портрета одной личности. Это коллективный портрет подвига 90 русских солдат и офицеров, просто исполнивших свой воинский долг перед Родиной. И все-таки этот подвига показывает пример силы человеческого духа и вдохновляет. Особенно на фоне подлости и предательство, которое совершилось тогда же, на том же самом месте, и стало одной из причин трагедии.

 

За выход из окружения Хаттаб заплатил 500 тыс. долларов. Но на его пути встала 6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка. На 90 псковских десантников навалились 2500 чеченских боевиков.

6 рота псковского десанта

• Это случилось с 29 февраля на 1 марта 2000 года. Но у Сергея Ш. – офицера подразделения особого назначения (ОСНАЗ) Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба всё осталось не только в памяти. По его выражению, «для истории», он сохранил отдельные копии документов с записями радиоперехватов в Аргунском ущелье. Из разговоров в эфире гибель 6-й роты предстает совсем по-другому, чем твердили все эти годы генералы.

Десантники 6-й роты в Аргунском ущелье. Фото и документальное видео ниже.

• Той зимой разведчики-«слухачи» из ОСНАЗа радовались. «Шайтанов» выбили из Грозного и окружили под Шатоем. В Аргунском ущелье чеченским боевикам должны были устроить «маленький Сталинград». Около 10 тысяч бандитов находилось в горном «котле». Сергей рассказывает, что в те дни спать было невозможно.

 

1 марта 2000 года 6-я рота псковских десантников приняла неравный бой…

• Вокруг все грохотало. День и ночь террористов «утюжила» наша артиллерия. А 9 февраля фронтовые бомбардировщики Су-24 впервые за время операции в Чечне сбросили на боевиков в Аргунском ущелье объемно-детонирующие авиационные бомбы весом полторы тонны. От этих «полторашек» бандиты несли огромный урон. С перепугу они вопили в эфире, мешая русские и чеченские слова:

– Русня применила запрещённое оружие. После адских взрывов от нохчей даже пепла не остаётся.

• И дальше шли слёзные просьбы о помощи. Главари боевиков, окруженных в Аргунском ущелье, именем Аллаха призывали своих «братьев» в Москве и Грозном не жалеть денег. Цель первая – прекратить сбрасывать на Ичкерию «негуманные вакуумные» бомбы. Вторая – купить коридор для выхода в Дагестан.

• Из «аквариума» – штаб-квартиры ГРУ – осназовцам на Кавказе пришло особо секретное задание: круглосуточно фиксировать все переговоры не только боевиков, но и нашего командования. Агентура сообщала о намечавшемся сговоре.

• В последний день февраля, вспоминает Сергей, нам удалось перехватить разговор по радио Хаттаба с Басаевым:

– Если впереди собаки (так боевики называли представителей внутренних войск), можно договориться.

– Нет, это гоблины (то есть десантники, на жаргоне бандитов).

• Тогда Басаев советует Черному арабу, руководившему прорывом:

– Слушай, может, давай обойдем? Они нас не пустят, только себя обнаружим…

– Нет, – отвечает Хаттаб, – мы их перережем. Я заплатил за проход 500 тысяч американских долларов. А этих шакалов-гоблинов начальники подставили, чтобы замести следы.

 

• И всё же по настоянию Шамиля Басаева сначала вышли по радио на командира батальона подполковника Марка Евтюхина, находившегося в 6-й роте, с предложением пропустить их колонну «по-хорошему».

– Нас тут очень много, раз в десять больше вас. Зачем тебе неприятности, командир? Ночь, туман – никто не заметит, а мы очень хорошо заплатим, – увещевали по очереди то Идрис, то Абу Валид – полевые командиры из особо приближенных к Хаттабу.

 

Но в ответ раздался такой виртуозный мат, что переговоры по радио быстро прекратились. И понеслось…

6-я рота, 90 против 2500 – они устояли!

подвиг 6 роты

• Атаки шли волнами. Причем не психические, как в фильме «Чапаев», а душманские. Используя горную местность, боевики подбирались почти вплотную. И тогда схватка переходила в рукопашную. В ход шли штык-ножи, саперные лопатки, металлические приклады «сучек» (десантный вариант автомата Калашникова укороченный, со складывающимся прикладом).

• Командир разведывательного взвода гвардии старший лейтенант Алексей Воробьев в жестокой схватке лично уничтожил полевого командира Идриса, обезглавив банду. Командиру самоходной артиллерийской батареи гвардии капитану Виктору Романову взрывом мины оторвало обе ноги. Но он до последней минуты жизни корректировал огонь артиллерии.

• Рота сражалась, удерживая высоту, 20 часов. К боевикам подтянулись два батальона «Белых ангелов» – Хаттаба и Басаева. 2500 против 90.

• Из 90 десантников роты погибли 84. Позже 22 присвоено звание Героев России (21 – посмертно), а 63 награждены орденом Мужества (посмертно). Одна из улиц Грозного названа именем 84 псковских десантников.

бойцы 6 роты

герои 6 роты

• Хаттабовцы потеряли 457 отборных боевиков, но так и не смогли прорваться к Сельментаузену и дальше – на Ведено. Оттуда дорога на Дагестан была уже открыта. По высокому приказу с неё сняли все блокпосты. Значит, не врал Хаттаб. Он действительно купил проход за полмиллиона баксов.

• Сергей достает с книжной полки стреляную гильзу. И без слов понятно, оттуда. Потом вываливает на стол кипу каких-то бумаг. Цитирует бывшего командующего группировкой в Чечне генерала Геннадия Трошева: «Я часто задаю себе мучительный вопрос: а можно ли было избежать таких потерь, все ли мы сделали, чтобы спасти десантников? Ведь твой долг, генерал, в первую очередь заботиться о сохранении жизни. Как ни тяжело сознавать, но, наверное, мы сделали тогда не всё».

• Героя России не нам судить. Он погиб в авиационной катастрофе. Но до последнего его, видимо, мучила совесть. Ведь по свидетельству разведчиков, во время их докладов с 29 февраля по 2 марта командующий ничего не соображал. Он отравился паленой водкой моздокского разлива.

 

герой Марк Евтюхин

• За гибель героев-десантников тогда наказали «стрелочника»: командира полка Мелентьева перевели в Ульяновск начальником штаба бригады. В стороне остались и командующий восточной группировкой генерал Макаров (шесть раз просил его Мелентьев дать роте возможность отойти, не губить ребят) и другой генерал – Ленцов, возглавлявший оперативную группу ВДВ.

• В те же мартовские дни, когда ещё не успели похоронить 6-ю роту, начальник Генштаба Анатолий Квашнин, как и другие известные генералы последней чеченской войны – Виктор Казанцев, Геннадий Трошев и Владимир Шаманов, посетил столицу Дагестана. Там они получили из рук местного мэра Саида Амирова серебряные кубачинские шашки и дипломы о присвоении им званий «Почетного гражданина города Махачкалы». На фоне огромных потерь, понесенных российскими войсками, это выглядело крайне неуместно и бестактно.

• Разведчик берёт со стола другую бумагу. В докладной записке тогдашнего командующего ВДВ генерал-полковника Георгия Шпака министру обороны РФ Игорю Сергееву снова генеральские оправдания: «Попытки командования оперативной группы ВДВ, ПТГр (полковой тактической группы) 104-го гвардейского пдп деблокировать окруженную группировку из-за сильного огня бандформирований и сложных условий местности успеха не принесли».

• Что стоит за этой фразой? Как считает осназовец – в этом героизм солдат и офицеров 6-й роты и до сих пор непонятные неувязки в высшем звене руководства. Почему к десантникам вовремя не пришла помощь? В 3 часа утра 1 марта к окруженным смог прорваться взвод усиления, который возглавил заместитель Евтюхина гвардии майор Александр Доставалов, который впоследствии погиб вместе с 6-й ротой. Однако почему всего один взвод?

 

• «Страшно об этом говорить, – Сергей берёт в руки другой документ. – Но две трети наших десантников погибли от огня своей артиллерии. Я был 6 марта на этой высоте. Там старые буки как косой скошены. Минометами «Нона» и полковой артиллерией по этому месту в Аргунском ущелье выпущено около 1200 боеприпасов. И неправда, что якобы Марк Евтюхин сказал по рации: «Вызываю огонь на себя». На самом деле он кричал: «Вы козлы, вы нас предали, суки!»

По материалам сайта http://www.realisti.ru

6-я рота. Бой под Улус-Кертом

Днем 29 февраля 2000 года федеральное командование поспешило интерпретировать взятие Шатоя как сигнал того, что «чеченское сопротивление» окончательно сломлено.

Президенту Путину было доложено «о выполнении задач третьего этапа» операции на Северном Кавказе, а и. о. командующего ОГВ Геннадий Трошев отметил, что в течение еще двух-трех недель будут проводиться операции по уничтожению «улизнувших бандитов», но полномасштабная войсковая операция завершена.

В расследовании нам поможет полковник запаса Владимир Воробьев, в прошлом десантник, прошедший Афганистан (в свое время он командовал 104-м «черехинским» полком). Отец погибшего под Улус-Кертом старшего лейтенанта Алексея Воробьева. За два года после трагедии он составил полную картину происшедшего, которая несколько расходится с официальной версией.

Банды чеченских полевых командиров оказались в стратегическом мешке. Произошло это после высадки тактического десанта, который будто острым ножом перерезал горную дорогу Итум-Кале-Шатили, построенную невольниками «свободной Ичкерии». Оперативная группировка «Центр» принялась методично сбивать противника, заставляя его отступать вниз по Аргунскому ущелью: от российско-грузинской границы на север.

Разведка сообщила: Хаттаб двинулся на северо-восток, в Веденский район, где у него была создана разветвленная сеть горных баз, складов и укрытий. Он намеревался захватить Ведено, селения Мехкеты, Элистанжи и Киров-Юрт и обеспечить себе плацдарм для прорыва в Дагестан. В соседней республике «моджахеды» планировали захватить в заложники большое число мирных жителей и тем самым вынудить федеральные власти пойти на переговоры.

Восстанавливая хронику тех дней, нужно четко понимать: разговоры о «надежно блокированных бандах» – это блеф, попытка выдать желаемое за действительное. Стратегически важное Аргунское ущелье имеет протяженность более 30 километров. Не обученные горной войне части были не в состоянии установить контроль над разветвленной и совершенной незнакомой им горной системой. Даже на старой карте можно насчитать в этом районе более двух десятков троп. А сколь тех, которые ни на каких картах не отмечены вовсе? Чтобы блокировать каждую такую тропу, нужно задействовать роту. Получается внушительная цифра. Теми силами, которые были под рукой, федеральное командование не то что уничтожить, но надежно блокировать идущие на прорыв банды могло только на бумаге.

На наиболее опасном, как потом оказалось, направлении, командование ОГВ выставило бойцов 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. Между тем, Хаттаб избрал простую, но эффективную тактику: проведя разведку боев, он намеревался нащупать наиболее слабые места, а затем, навалившись всей массой, вырваться из ущелья.

28 февраля «моджахеды» пошли напролом. Первыми удар приняли десантники 3-й роты во главе со старшим лейтенантом Васильевым. Они заняли господствующие высоты в пяти километрах восточнее Улус-Керта. Отряды Хаттаба безуспешно пытались пробиться через грамотно организованную систему огня и отступили, неся значительные потери.

Подразделения 2-го батальона держали под контролем господствующие высоты над Шароаргунском ущелье. Оставался проход между руслами рек Шароаргун и Абазулгол. Чтобы исключить возможность «просачивания» сюда боевиков командир 104-го полка приказал командиру 6-й роты майору Сергею Молодову занять еще одну господствующую высоту в 4-5 километрах от Улус-Керта. А поскольку ротный был буквально накануне переведен в часть и не успел хорошенько вникнуть в оперативную ситуацию, познакомиться с личным составом, то его подстраховал командир 2-го батальона Марк Евтюхин.

Десантники двинулись в путь еще затемно. Им предстояло за несколько часов совершить пятнадцатикилометровый марш-бросок в заданный квадрат, где разбить новый базовый лагерь. Шли с полной боевой выкладкой. На вооружении у них было только стрелковое оружие и гранатометы. Приставку для радиостанции, обеспечивающей скрытый радиообмен, оставили на базе. На себе тащили воду, продовольствие, палатки и печки-буржуйки, без которых зимой в горах просто не выжить. По расчетам Владимира Воробьева, подразделение растянулось на 5-6 километров, в час проходили не более километра. Заметим и то, что десантники шли на высоту сразу же после сложного броска по маршруту Домбай-Арзы, т. е. без полноценного отдыха.

Вертолетный десант был исключен, поскольку проведенная воздушная разведка не обнаружила в горном лесу ни одной подходящей площадки.

Десантники шли на пределе своих физических сил – это факт, который никто не сможет оспорить. Из анализа ситуации напрашивается такой вывод: командование запоздало с решением перебросить 6-ю роту на Исты-Корд, а том, спохватившись, поставило заведомо невыполнимые сроки.

Еще до восхода солнца 6-ая рота 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка, усиленная взводом и двумя группами разведки, была у цели – междуречья притоков Аргуна южнее Улус-Керта. Руководил действиями десантников командир батальона подполковник Марк Евтухин.

Как потом стало известно, 90 десантников, на перешейке в 200 метров, преградили путь двухтысячной группировке Хаттаба. Насколько можно судить, первыми обнаружили противника все-таки бандиты. Об этом свидетельствует радиоперехваты.

В этот момент «моджахеды» двигались двумя отрядами вдоль рек Шароаргун и Абазулгол. Высоту 776.0, на которой переводили дух после тяжелейшего марш-броска наши десантники, они решили обойти с двух сторон.

Впереди обеих банд двигались две группы разведки, по 30 человек, следом за ними шли два отряда боевого охранения по 50 боевиков в каждом. Один из головных дозоров и обнаружил старший лейтенант Алексей Воробьев со своими разведчиками, чем спас 6-ю роту от внезапного нападения.

Был полдень. Разведчики обнаружили боевиков у подножья высоты 776,0. Противников разделяли десятки метров. За считанные секунды при помощи гранат авангард бандитов был уничтожен. Но вслед за ним хлынули десятки «моджахедов».

Разведчики с ранеными на плечах отошли к главным силам, и роте с ходу пришлось принять встречный бой. Пока разведчики могли сдерживать натиск бандитов, командир батальона решил закрепиться на этой поросшей лесом высоте 776,0 и не дать бандитам возможности выйти и блокированного ущелья.

Перед началом штурма хаттабовские полевые командиры Идрис и Абу Валид вышли по рации на комбата и предложили Евтухину пропустить «моджахедов»:
– Нас тут раз в десять больше. Подумай, командир, стоит ли рисковать людьми? Ночь, туман – никто не заметит…
Что ответил комбат, не трудно представить. После этих «переговоров» бандиты обрушили на позиции десантников шквал огня из минометов и гранатометов. К полуночи бой достиг наивысшего накала. Гвардейцы не дрогнули, хотя противник превосходил их более чем в 20 раз. Бандиты продвинулись к позициям на бросок гранаты. На некоторых участках десантники сошлись в рукопашной. Одним из первых в 6-й роте погиб ее командир Сергей Молодов – пуля снайпера попала ему в шею.

Схема БОЯ

Схема БОЯ

Командование могло поддерживать роту только огнем артиллерии. Огонь полковых пушкарей корректировал командир самоходной батареи капитан Виктор Романов. По данным генерала Трошева, с полудня 29 февраля до раннего утра 1 марта полковые пушкари высыпали в район Исты-Корда 1200 снарядов.

Авиацию не применяли, боясь попасть по своим. Свои фланги бандиты прикрывали водными потоками, которые были справа и слева, что не давало возможности свободно маневрировать и оказывать действенную помощь. Противник расставил засады и занял оборону на берегу, не позволяя приблизиться к притокам Аргуна. Несколько попыток переправы закончились неудачно. 1-я рота десантников, брошенная на выручку погибающим товарищам, смогла прорваться к высоте 776,0 только утром 2 марта.

С трех до пяти утра 1 марта наступила «передышка» – атак не было, но минометы и снайперы не прекращали обстрел. Комбат Марк Евтюхин доложил командиру полка полковнику Сергею Мелентьеву обстановку. Тот приказал держаться, ждать помощи.

Через несколько часов боя стало очевидным, что 6-й роте попросту не хватит боеприпасов, чтобы сдержать непрерывные атаки боевиков. Комбат по рации запросил помощь у своего заместителя майора Александра Достовалова, находившегося в полутора километрах от погибающей роты. С ним было пятнадцать бойцов.

У нас любят по любому случаю говорить разные красивые фразы, особо не вдумываясь в их смысл. Полюбилось и выражение «шквальный огонь». Так вот. Несмотря на шквальный, без кавычек, огонь противника, Александру Достовалову и взводу десантников каким-то чудом удалось пробиться к своим товарищам, которые второй час сдерживали бешеный натиск бандитов Хаттаба. Для 6-й роты это был мощный эмоциональный заряд. Ребята поверили, что их не бросили, что о них помнят, что им придут на помощь.

…Взвода хватило на два часа боя. В 5 часов Хаттаб бросил в атаку два батальона смертников – «белых ангелов». Они полностью окружили высоту, отрезав часть последнего взвода, который так и не успел подняться на высоту: ее расстреляли практически в спину. В самой роте уже собирали боеприпасы у погибших и раненых.

Силы были неравными. Один за другим погибали солдаты, офицеры. Алексею Воробьеву осколками мин перебило ноги, одна пуля попала в живот, другая пробила грудь. Но из боя офицер не вышел. Именно он уничтожил Идриса – друга Хаттаба, «начальника разведки».
Ночью 1 марта на высоте 705,6 шел рукопашный бой, принявший очаговый характер. Снег на высоте был перемешан с кровью. Последнюю атаку десантники отбивали несколькими автоматами. Комбат Марк Евтухин понял, что жизнь роты пошла на минуты. Еще немного, и бандиты по трупам десантников вырвутся из ущелья. И тогда он обратился к капитану Виктору Романову. Тот, истекая кровью, с перетянутыми жгутами обрубками ног, лежал рядом – на ротном КП.
– Давай, вызываем огонь на себя!
Уже теряя сознание, Романов передал координаты батарее. В 6 часов 10 минут связь с подполковником Евтухиным оборвалась. Комбат отстреливался до последнего патрона и был сражен пулей снайпера в голову.

Утром 2 марта на Исты-Корд вышла 1-я рота. Когда десантники оттеснили боевиков с высоты 705,6, перед ними открылась жуткая картина: многолетние буки, «подстриженные» снарядами и минами, и повсюду – трупы, трупы «моджахедов». Четыреста человек. В ротном опорном пункте – тела 13 российских офицеров и 73 сержантов и рядовых.

По «кровавым следам» Удугов разместил на сайте «Кавказ-Центр» восемь фотографий убитых десантников. На снимках не видно, что многие тела были изрублены на куски. «Борцы за веру» расправлялись с любым десантников, в коем еще теплилась жизнь. Об этом рассказали те, кому чудом удалось выжить.

Старший сержант Александр Супонинский по приказу командира спрыгнул в глубокий овраг. Следом прыгнул и рядовой Андрей Поршнев. Около 50 боевиков вели по ним получасовую стрельбу из автоматов. Выждав, раненые десантники сначала ползком, а потом и в полный рост стали уходить. Ребята чудом остались живы.

– Нас, последних, оставалось пятеро, – вспоминал позднее Андрей Поршнев, – комбат Евтюхин, замкомбата Доставалов и старший лейтенант Кожемякин. Офицеры. Ну, и мы с Сашей. Евтюхин и Доставалов погибли, а у Кожемякина обе ноги были перебиты, и он нам руками подбрасывал патроны. Боевики подошли к нам вплотную, оставалось метра три, и Кожемякин нам приказал: уходите, прыгайте вниз…

Бойцы 6-й ротыЗа тот бой Александр Супонинский получил звезду Героя России.
На стол командующего ВДВ генерал-полковника Геннадия Шпака лег список погибших десантников. В мельчайших деталях были доложены и все обстоятельства этой жесточайшей схватки. Шпак сделал доклад министру оборону маршалу Игорю Сергееву, но в ответ получил указание: данные о событиях возле Улус-Керта до отдельного указания к разглашению запретить.

Так уж вышло, что маршал Сергеев именно 29 февраля отрапортовал Владимиру Путину об успешном выполнении задач «третьего этапа». Прошло всего несколько часов и – мощная группировка боевиков ударила по позициям федеральных войск. То, что произошло под Улус-Кертом, никак не соотносилось с победными реляциями о скором и окончательном разгроме боевиков. И товарищу маршалу, наверное, стало неловко за свой последний рапорт. Чтобы хоть как-то сгладить конфуз, военным приказали помалкивать. Только Геннадий Трошев 5 марта осмелился сказать часть правды: «Шестая парашютно-десантная рота, которая была на острие атаки бандитов, потеряла убитыми 31 человека, есть раненые».

В те же дни страна переживала другую трагедию, о которой сообщили все телеканалы страны, – в Чечне погибли 20 бойцов ОМОНа из Сергиева Посада. Военное командование побоялось объявить одновременно об ОМОНе и десантниках. Потери были слишком большими…

Памятник 6-й роте в Пскове

Памятник 6-й роте в Пскове

Улус-Керт стал одним из символов новейшей российской истории. Сколько лет из нас пытались вытравить русский воинский дух, – не получилось. Сколько лет армию изображали как сборище пьяниц, дегенератов и садистов, – и ребята-десантники, живые и мертвые, заставили критиков замолчать.

Это был подвиг настоящий, на который невозможно бросить тень. Хотя и такие попытки имели место. Как и после освобождения бойцами «Альфы» и «Вымпела» заложников на Дубровке – операции, в которой спецназ ФСБ мог погибнуть под руинами Театрального комплекса.

Из Улус-Керта идет дорога на Дубровку. И в том, и в другом случае на пути наемников и террористов встали российские солдаты и офицеры, носители наших вековых традиций.

Павел Евдокимов
Спецназ России, 2002г.

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.